Аксененко: для борьбы с АЧС на Кубани нужны жесткие меры
29.11.2016
Директор по свиноводству Агрохолдинга «Кубань» Сергей Аксененко в интервью РБК Юг рассказал об угрозах потери рынка сбыта кубанской свинины в связи со вспышками АЧС

– Не так давно заместитель руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Максим Синельников сказал, что в 2016г. объемы производства мяса в РФ достигнут показателей 1990-х годов. Таким образом, на восстановление животноводства в стране ушло 26 лет. Можно ли эти слова отнести к свиноводству в Краснодарском крае?

– В отношении свиноводства с такой позицией трудно согласиться. Мы пока еще не восстановились до уровня 1990-х годов. Более того, мы сейчас продолжаем уничтожать свиней по причине периодических вспышек африканской чумы свиней (АЧС). При этом контролирующие органы делают громкие заявления о борьбе с вирусом, но вирус на Кубани так и не побежден.

– В чем, на ваш взгляд, основная причина распространения АЧС?

– Конечно же, содержание поголовья свиней в личных подсобных хозяйствах. Власти не контролируют ситуацию в частном секторе. Например, на крупных предприятиях ведется огромная работа по обеспечению биологической безопасности, а частники держат свиней просто так — и ничего с ними сделать не могут. Они режут свиней, продают поросят на рынках. Сейчас даже дошло до того, что прямо с машин несанкционированно торгуют. При этом у них нет никаких ветеринарных документов.

– Как, на ваш взгляд, необходимо бороться с АЧС, чтобы прекратить ее распространение на Кубани?

– Недавно свиноводов собирали на селекторное совещание под председательством вице-губернатора Краснодарского края Андрея Коробки, который курирует вопросы сельского хозяйства. Нам было предложено выкупить всех свиней в радиусе 5 км от первой угрожаемой зоны в районе, где находится наше поголовье, а также вообще выкупить всех свиней в районе.

Мы бы и рады, но как заставить человека их продать, если он не хочет, выращивает для себя? Тут должны подключаться другие структуры. Нужна сильная позиция властей региона по сокращению поголовья в личных подсобных хозяйствах под контролем ветслужб с компенсациями из регионального бюджета.

– О каких структурах речь?

– Давайте вспомним, как избавились от АЧС в Испании, которая сейчас абсолютно свободна от этого заболевания. Там подключили армию и карабинеров. Они у населения изымали поголовье, выкупали его по рыночной цене. Подозрительные животные просто уничтожались. Была проведена огромная работа.

Кроме того, уникальный опыт борьбы с АЧС был и в СССР. В 1977 году в Одессе была вспышка, при этом ее беспрецедентно ликвидировали всего за полгода. Этому нет аналогов в мировой практике. Там для ликвидации тоже была подключена армия, милиция. В городе был введен жесточайший карантин вплоть до отмены туристического сезона. Это исторические факты.

Но такие решения должна принимать власть в одностороннем порядке, например, в соответствии с законом о чрезвычайных ситуациях.. Пока лишь происходит точечное реагирование и обсуждение проблемы.

– Сколько свиней уничтожили в Краснодарском крае в этом году из-за АЧС?

– Пока новых данных у нет. Например, в 2012г. было уничтожено более 176 тыс. голов. 24 компании тогда предъявили к возмещению 760 млн рублей.

Приведу такие данные: до 2002г. свинопоголовье на Кубани составляло около 4,5 млн голов, а сегодня — примерно 400 тысяч. Т.е. оно сократилось в десятки раз. Ситуация сейчас может повториться. Крупные и ответственные товаропроизводители рискуют потерять миллионы и встать перед угрозой банкротства из-за одного-двух частников. Нужны жесткие меры по контролю над разведением свиней в частном секторе.

– В Краснодарском крае уже был ряд серьезных вспышек АЧС. Тогда их удалось побороть, почему сейчас опять они возникли?

– Да, вирус удалось победить, наладили контроль. А теперь расслабились: в каждом втором дворе начали держать свиней. Есть и другая проблема. Станичники после смерти свиней в результате разных причин вывозят их в лесополосу и выбрасывают. Никто не перерабатывает, не сжигает, не сдает на специальные пункты, как это положено. Раньше в каждом районе были государственные крематоры. А теперь остался один — в Тимашевском районе. Это огромная проблема.

– Существуют же государственные компенсации за свиней, уничтоженных в связи с АЧС. Они помогают?

– Эта схема работает, но компенсация не покрывает всех затрат и стоимость поголовья, которое подлежит уничтожению. Покрывается примерно лишь 60% затрат. Сейчас все (и мы тоже) страхуют поголовье.

– Страховка помогает компенсировать урон?

– Страховка выплачивается в полном объеме. Но там длительный процесс: сначала надо доказать, что именно АЧС повлекла падеж свиней. Это не только время на ожидание выплаты, но и закрытие помещения на карантин до полугода: нельзя завозить туда свиней заново, оно стоит пустое на санации. Таким образом, предприятие становится недееспособным.

– Насколько сейчас рентабельно сейчас заниматься свиноводством на Кубани?

– Выгодно, если есть собственная глубокая переработка. Это производство непосредственно пищевых продуктов из свинины (колбаса, фарш, полуфабрикаты и т.д.). В Краснодарском крае такая переработка есть лишь у нескольких компаний. Наш агрохолдинг на пути к этому: мы занимаемся разведением свиней и переработкой до уровня туш и куска. Однако в планах у нас есть развитие глубокой переработки. Сейчас мы работаем над проектом по выпуску тушенки. Но в планах есть и дальнейшее развитие: в 2015 агрохолдинг построил собственный мясокомбинат, который мы активно развиваем.

– Какие еще острые проблемы, кроме АЧС, стоят перед свиноводческой отраслью региона?

– Сегодня основная проблема — это АЧС. Если побороть заболевание, свиноводство в Краснодарском крае будет развиваться. Тогда будут совершенно другие затраты на уровне компартментизации (биологической защиты), реализации продукции.

Сейчас из-за вспышки наложено ограничение на вывоз свиноводческой продукции из Краснодарского края. Это приведет к перепроизводству мяса в регионе, естественно, упадет спрос и цены. В итоге пострадают производители свинины. Запрет будет действовать, пока не закончатся вспышки в крае. С момента последней вспышки должно пройти не менее 30 суток.

– Насколько могут упасть цены?

– Два года назад мы торговали свининой по 140 руб. за 1 кг в живом весе, сегодня — 96 руб. То есть, очевидна тенденция снижения цены. Если раньше полутуши мы продавали по 165 рублей за 1 кг, сейчас — 138 рублей.

Кроме того, не надо забывать, что на производителей края серьезное давление оказывают крупные игроки, такие, как «Мираторг», например. В связи с запретом продажи кубанской свинины в другие регионы из-за АЧС мы рискуем потерять рынки сбыта. Нашу нишу быстро займут конкуренты — компании из других регионов России, активно развивающие свиноводство.

– По вашим оценкам, Кубань закрывает собственную потребность в свинине?

– Нет, не закрывает. Свинина пользуется стабильным спросом. Если бы мы закрывали потребность, здесь бы не было таких крупных игроков, как «Мираторг», «Черкизово», «Тавр». Они не продавали бы здесь свою продукцию.

– Какова доля импорта на рынке свинины?

– В Краснодарском крае нет импортной свинины. Вся свинина наша, российская.