Андрей Олейник: «Нужно повышать эффективность сельского хозяйства, применяя самые передовые технологии»
08.11.2017 / РБК ТВ
Корреспондент за кадром: Андрей Станиславович Олейник. управляющего директора по агробизнесу группы «Базовый Элемент», председатель совета директоров АгроХолдинга «Кубань». Окончил Московский институт стали и сплавов. Также прошел обучение по специальности «Менеджмент и маркетинг» в Lavanium International Management Center. В компании «Базовый Элемент» работает с 2010 года. Входил в топ-3 высших руководителей агробизнеса по версии Ассоциации менеджеров России.

Корреспондент в кадре: Андрей Станиславович, сейчас очень часто можно услышать термин Smart farmic («Умная ферма»). Скажите, что это такое и какие современные технологии сейчас применяются в сфере АПК?

Андрей Олейник: Я бы лучше назвал это «умное сельское хозяйство», в котором применяются одни из самых последних разработок. Мы, например, применяем спутниковый мониторинг полей – это когда со спутника делаются фотографии, и по световому и цветовому спектру анализируются поля.

Мы применяем беспилотные летательные аппараты (дроны), чтобы оценивать заболевания полей. Агроном может пройти 10-15 гектаров… Используя беспилотники, мы можем смотреть одновременно «клетки» по 100-200 гектаров.

У нас есть различные семеноводческие технологии – это выведение новых видов семян. В животноводстве применяем технологию трансплантации эмбрионов.

Используем и big data, как бы это ни звучало применительно к сельскому хозяйству. На текущий момент очень активно развивается «интернет вещей». Предприятия начинают использовать большое количество метеодатчиков, расположенных на полях, ветродатчиков и других. Они собирают данные по окружающей обстановке, и мы можем прогнозировать точно погоду в конкретной точке.

С моей точки зрения, сельское хозяйство сейчас – на острие использования современных технологий, потому что мы уже достигли пределов биологической урожайности, достигаем пределов использования сельскохозяйственных земель. И сейчас нужно повышать эффективность – чтобы, к примеру, получить больше с одного гектара.

Корр.: Курс на цифровизацию экономики, который был объявлен президентом страны, он как-то затронул сферу АПК и каких изменений можно ожидать в ближайшие годы?

Олейник: Думаю, что в ближайшее время по некоторым культурам будет значительный рост урожайности, по молочному животноводству – и эта тенденция видна – будет значительный рост надоев. Если посмотреть статистику, у нас общее поголовье снижается, а производство молока повышается – то есть, это говорит о том, что одна корова дает больше молока.

Основная задача молочного животноводства – не лечить корову, а не давать, чтобы она болела. Соответственно, начали использовать компьютерные программы управления стадом, которые производят раннюю диагностику, обследуют физическое состояние коров, смотрят, достаточно ли она ходит, гуляет, как она себя чувствует…

Корр.: Одна из самых модных на сегодня технологий – блокчейн – тоже используется в сельском хозяйстве. Объясните, для каких целей может понадобиться в натуральном хозяйстве распределенный реестр и защита данных?

Олейник: С моей точки зрения, это очень хорошая и интересная технология, которую можно использовать, например, в торговле зерном или вообще в торговле сельхозпродукцией. Потому что довольно большое количество времени у нас занимает проверка контрагента. Когда речь идет о сделке на несколько десятков тысяч, а то и миллионов долларов, а контрагент, допустим, хочет некую отсрочку платежа, это глобальный пласт работы – проверить его на порядочность.

Блокчейн, распределенные реестры, автоматически подтверждает порядочность контрагента. Это во-первых. Во-вторых, возможно автоматическое подтверждение остатков сельхозпродукции на складе, что я не возух продаю, а у меня действительно все это есть.

Это очень перспективная технология, которая облегчит торговые сделки.

Корр.: Россия сейчас очень активно наращивает экспорт – в т.ч., и сельскохозяйственной продукции, - в другие страны. Но одно дело – экспортировать зерно, совсем другое – экспортировать продукцию более высокого передела, например, хлебобулочные или кондитерские изделия. Как можно стимулировать переработку на территории страны, чтобы поставлять на экспорт высокомаржинальные продукты?

Олейник: Это многограннная задача. Поскольку одного стимулирования экспорта недостаточно. Мы понимаем, что каждая страна защищает свой рынок от импорта. Несколько недель назад, например, в одной из стран ЕС приняли на законодательном уровне норматив о том, что колбасные изделия могут изготавливаться только из свежего мяса. Все. Никто уже, кроме местных производителей, мясо не завезет, потому что оно – мороженое.

Соответственно, один пласт работы – это работа по разрешительному направлению, другой – мы можем конкурировать только качеством. Потому что никому неинтересна пшеница как пшеница. Мы можем конкурировать только тем, что лучше, чем на локальном рынке или с другими характеристиками.

С моей точки зрения, это: а) нишевые продукты, б) сырье для дальнейшей переработки. Но, если с сырьем все понятно, то у нишевых продуктов довольно длинный путь, и вот здесь задача государства стимулировать производителей на использование новых технологий, которые позволяют конкурировать.

Корр.: Что касается новых технологий, я знаю, что вы много делаете в семеноводстве. Расскажите, пожалуйста, об этом.

Олейник: АгроХолдинг «Кубань» - одно из подразделений «Базового Элемента» Олега Дерипаски – уже давно в семеноводстве. Мы начали развивать это подразделение в 2006 году.

Семена – это база, фундамент сельского хозяйства. И нужно понимать, что по довольно большому количеству видов семян мы зависим от других стран, и зависим очень сильно. Например, 80% используемых в России семян сахарной свеклы – импортные, 60% подсолнечника – импортные.

Допустим умозрительную ситуацию. Завтра все отказались поставлять нам семена сахарной свеклы. Два-три года – и сахара в стране нет. Поэтому мы изначально пошли в это направление. Мы занимаемся исследованиями, производством так называемых «родительских» форм, производством семян для продажи на рынке.

Для нас основная культура – это кукуруза. Это и кормовая база, и база для производства крахмала и других продуктов. Для нас кукуруза – это такой драйвер. В последнее время мы начали заниматься подсолнечником, пшеницей…

Корр.: Одна из основных проблем агропроизводителей, о которой они говорят, - это невозможность сбыть свою продукцию, невозможность попасть на полки магазинов торговых сетей, огромное количество посредников… Как можно помочь фермерам выйти напрямую к своим потребителям?

Олейник: Создание распределительных центров. Это государственная задача. Поскольку сельхозпроизводитель самостоятельно эту задачу не вытянет.

К примеру, белгородский колхозник вырастил картошку. Собрал ее, запаковал в мешки по 50 кг, грязную, с землей, привез в «Перекресток». «Перекресток» что скажет? Конечно, до свидания! Езжай обратно вместе со своей картошкой! Почему? Потому что покупатель не будет копаться в этой грязной картошке.

Нужна первичная подготовка к розничным продажам. Собрали картошку, привезли на распределительный центр. Тут же ее почистили, помыли, просушили, расфасовали в пакетики и завезли в торговые сети.

Любая коммерческая структура борется за свою эффективность, свою прибыль. И, выставляя какие-то барьеры, те же сети пытаются компенсировать свои расходы. Думаю, что когда заработают хотя бы несколько десятков распределительных центров в районах крупных городов, мы увидим изменения.